Нагрузка на экологию и исчерпание природных ресурсов.

Прошедшая в декабре 2009 года Копенгагенская конференция ООН не достигла возлагаемых на нее надежд.

Так его итоги оценивает директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Б.Ю. Кагарлицкий:

«Итоговый документ копенгагенского саммита оказался весьма далек от первоначальных амбициозных проектов организаторов - либо продлить Киотский протокол, либо найти ему эффективную замену. Вместо всеобъемлющего, юридически обязывающего, реально работающего, и одновременно удовлетворяющего интересам каждой из сторон соглашения в датской столице в ночь на 19 декабря был фактически принят новый "меморандум о намерениях", не имеющий обязательной силы, и лишь декларирующий желание сторон и дальше искать глобальное решение климатической проблемы. Кроме того, ни одна из стран полностью не удовлетворена достигнутой договоренностью.

Согласно Копенгагенскому соглашению, все страны, в том числе и Китай, к январю 2010 года должны письменно подтвердить планы по сокращению выбросов в атмосферу углекислого газа. Окончательный документ, принятие которого накладывает определенные юридические обязательства на подписанта, страны-участницы соглашения надеются согласовать уже к концу следующего года.

Из конкретных мер по борьбе с глобальным потеплением, которые удалось согласовать в Копенгагене, сообщается о решении сдерживать среднегодовую температуру на Земле на уровне +2 градуса Цельсия по сравнению с доиндустриальной эпохой.

Для реализации этих благих целей, богатые страны обязуются помочь бедным уменьшить выбросы углекислого газа в атмосферу, а именно в ближайшие три года выделить им около $30 млрд. Из них около $3,6 млрд. будут выделены из бюджета США, $11 млрд. предоставит Япония и $10,6 млрд. даст Евросоюз. К 2020 году общий объем экологической помощи достигнет $100 млрд.

Итоги прошедшего саммита сразу же получили самую негативную оценку в мировой прессе. Почти все ведущие издания сходятся во мнении, что конференция, по сути, завершилась полным провалом, а достигнутое соглашение - очередная декларация благих намерений, действительная реализация которых никак не гарантирована»[5]

Все это говорит о том, что назрела жизненная необходимость создания международных институтов, обладающих реальными рычагами воздействия на экологическую политику всех государств.

Только таким образом человечество сможет осуществить задачу по формированию новой технологической культуры, которая, по сути, должна стать экологичной. Сейчас уже видны основные направления, по которым необходимо двигаться в будущем технологическом развитии:

- развитие безотходных технологий. С их помощью можно ликвидировать антагонизм между человеком и природой, снять ограничения экономического роста, рационально использовать природные ресурсы. Отходы производства не являются неизбежностью, они представляют результат несовершенства технологического процесса;

- развитие биологических технологий и генной инженерии (севообороты, сидеральные удобрения, биологические приёмы борьбы с вредителями вместо ядохимикатов);

- распространение передовых технологий. Оно снижает материало- и энергоёмкость национального дохода, превращает отходы в ценный первичный материал в новых технологических процессах.

Внедрение передовых экологически ориентированных технологий требует дополнительных затрат, которые окупятся лишь в отдаленном будущем. Это тормозит инновации в данном направлении. Но и здесь существуют и уже применяются достаточно действенные рычаги воздействия на частный бизнес.

Член-корреспондент РАЕН Н.В.Пахомова так видит некоторые аспекты данной проблемы:

«Понятие социально-экологической ответственности бизнеса первоначально трактовалось как углубление известного в экономике природопользования принципа «загрязнитель платит» и его развитие до требования социально-экологической ответственности предпринимательства. Одновременно с этим специалистами была введена широкая трактовка принципа устойчивости в рамках «треугольника устойчивого развития». Согласно этому подходу, перед современным бизнесом стоит задача объединения в практической деятельности трех взаимосвязанных целей: экономической эффективности, экологической ответственности и социальной активности.

Обычно в теории и на практике основное внимание уделяется возможности синергетических (т.е. взаимно усиливающих друг друга) эффектов от реализации бизнесом высоких экологических обязательств и их положительного воздействия на финансово-экономические параметры его деятельности. Достижение синергетического эффекта проявляет себя в устойчивой конкурентоспособности бизнеса, причем как в краткосрочном, так и в особенности в средне- и долгосрочном периодах, что расширяет возможности в области социально-экологических инициатив. Так, с учетом достижения комплексной цели снижения техногенной нагрузки на природную среду и повышения экономической результативности уже в течение ряда лет реформируется налоговая система в странах Евросоюза. В основе налоговой реформы лежит концепция «двойного дивиденда», т.е. одновременного достижения более высоких экологических и экономических результатов. То же относится и к отрабатываемому в настоящее время во многих странах, включая Россию, международному механизму торговли разрешениями (сертификатами) на выбросы парниковых газов. Этот механизм, среди прочего, нацелен на снижение техногенной и антропогенной нагрузки на экосистему Земли до приемлемого уровня с применением наиболее эффективных решений, отбор которых должен стимулировать рыночный конкурентный механизм»[6]

Перейти на страницу:
1 2 3

Статистика

О кредите

Кредит или кредитные отношения — это такие сделки, при которых одна сторона уступает другой в собственность какие-либо ценности, на условиях возвратности (т.е. кредит должен быть возвращён в будущем), платности (т.е. за пользование кредитом будут взяты проценты) и срочности (т.е. установлен срок возврата кредита).